Trip Блог

Чувал и избушка на Вишере

чувал вишера
Written by m1m2

Природа прекрасна всегда. Особенно хороша северная природа летом. Чувал, Вишера, Шикша, Дудки, Ягель, Морошка, Вандыши. Сейчас мы узнаем что обозначают эти слова.

ЧУВАЛ

Из тайги, из самой глубины её, из брусничных болот и зарослой черёмухи, медленно поднимается, вываливает к небу
могучий каменный лоб. Это Чувал.

Горы на Урале называют Камнями.
Денежкин Камень.
Молебный Камень.
А эта просто Чувал.

Глиняная печь, в которой пекут ржаные лепёшки, тоже называется—чувал. В морозный день, вернувшись c промысла, охотники греют руки на её шершавых и жарких боках.

А кого греет гора?

Гладко обкатана временем вершина Чувала. Снизу, из тайги. кажется что она заросла мохом или той мягкой шерстью, которой покрываются весною оленьи рога. Хочется погладить её.

ГРИБЫ И 30ЛОТО

За Чувалом на берегу речки Вишеры, стоит охотничья избушка. Ее построил Вадим — таежный охотник.
— Вот взойдём на Чувал, — говорит Вадим, — потом спустимся, а там до избушки близко.

чувал вишера

По тропе, которую проложили золотые старатели, мы поднимаемся на вершину Чувала. Идем в гости к Вадиму.
У тропы под ёлками есть белые грибы. Я увидел гриб, потянулся за ним и чуть не свалился в шурф. Когда-то вырубил его старатель в каменистой земле, укрепил стенки толстыми брёвнами. Наверно, нашёл золото.
Я внимательно гляжу по сторонам: не блеснёт ли что-нибудь в траве или в камушках. Но золота пока не видно А грибов много.

ДУДКИ

Перед нами по тропе идёт Босой Старикашка. На сырой земле чётко отпечаталась его здоровенная лапа. «Не хотелось бы пожать эту лапу», — думаю я.
Босой Старикашка идёт точно по нашему пути. Видно, тоже решил добраться до избушки. Он ломает дудки, выворачивает их из земли и жрёт сладкий корень.

вишера дудки чувал


Справа, слева — повсюду цветут дудки, Цветы их похожи на шапку-малахай.
А из корней, которые так любит медведь, мы сварим таёжный борщ.

Босой старикашка

Собаки, которые спокойно бежали впереди, вдруг остановились и злобно заворчали:

-Догоняем босоногого!
Фотограф Витя привинчивает к аппарату свой самый страшный объектив и выходит вперёд. Кажется, он несёт в руках что-то вроде миномёта. За ним — Двое с ружьями. На всякий случай. Как бы Старикашка не вздумал понюхать фотоаппарат.

Босоногий где-то рядом. На тропе — совсем свежие следы. Из переломанных дудок сочится сок. Слышно, как впереди кто-то чмокает и чавкает. Это, конечно, чавкает Старикашка. Жpёт дудки.
Из кустов вдруг высовывается бурая косматая голова и тут же прячется. Сочно ломаются дудки, взмахивают шапками. Медведь убегает, напуганный, как видно, фотоминомётом.
— Жалко, — огорчается Витя. — Не успел снять Босоногого.

медведь урал чувал

Но медведя Мы всё-таки сняли. Правда, не Старикашку, а совсем молоденького — Парнишку. И ест он не дудки, а морковку.
Этот Парнишка живёт в посёлке у одного охотника. После съёмки он сожрал мою ковбойку.

ШИКША

Мы всходим на лоб Чувала. Из кустов вереска, которыми заросла вершина, взлетают длинноносые вальдшнепы и рябенькие дрозды. С криком перелетают куропатки. Так вот кого греет Чувал.
Я сбросил тяжёлый рюкзак и упал в траву. Нет, не в траву. В шикшу.
Маленькие, длиной в два пальца, ёлочки росли повсюду вокруг меня, а на них — чёрные ягоды.
— Это шикша, — сказал Вадим. — Ешь.

шикша


«Шикша» — вот интересное слово. Только лишь переставить две буквы, и получится «Шишка». К тому же похожа шикша на ёлочку.
Но нету на шикше шишек. Чёрные ягоды. Кажется, что они наполнены смолой.
Я набрал пригоршню шикши и сразу отправил её в рот.
Под чёрной блестящей кожурой была свежая и сладкая Мякоть, а в ней мелкие хрустящие косточки.
Хорошая ягода шикша. Она чуть-чуть пахнет яблоком.

Пантелеевы лепешки

Прошлую ночь ночевали мы у деда Пантелея. Давно, лет пятьдесят назад, срубил он в тайге дом и живёт в нём один.
Добрались мы до Пантелея поздно ночью. Он обрадовался гостям, поставил самовар.


Долго мы сидели за столом, разговаривали, пели песни. Пантелей больше молчал и всё вглядывался, какие они, городские-то, люди. Чудными казались ему наши разговоры и песни, привезённые из города. Одна песня понравилась ему: «На улице дождь, дождь…»

Утром мы встали пораньше, затемно, а дед уже поднялся. Я заглянул к нему за перегородку. Там на столе горела свеча, и при свете её дедушка Пантелей месил тесто. Видно, собрался печь хлеб.

Bзошло солнце. Мы стали собираться в дорогу и на прощание решили сфотографировать Пантелея.

вишера

-Вы, дедушка, снимите шапку — чего в шапке фотографироваться?

-Зачем её снимать? Она ведь голову греет.

-Ну ладно, тогда возьмите в руки сеть, будто вы её чините.

Шапку Пантелей снимать не стал, а сеть взял в руки, покачивая головой и улыбаясь затеям городского человека.
Потом он сходил в дом и вынес что-то завёрнутое в тряпицу. Сверток был горячий, развернул его и увидел тонкие лепёшки из ржаной муки.

-Возьми, — сказал Пантелей. — На дорогу.


Когда мы перевалили чувал и остановились передохнуть, я достал из мешка Пантелеевы лепёшки. Они высохли и покрошились, мы стали есть их, размачивая в ручье.
Ни соли, ни сладости не было в Пантелеевых лепёшках. Они были пресными, как вода.
Я удивился: что за странные лепёшки, почему в них нет вкуса. Потом понял, что вкус есть, только уж очень простой. Такие лепёшки может, наверно, испеч только одинокий старик, живущий в тайге.

Мяк-мяк-мяк

Сухой корень, который торчал из кустов вереска, вдруг шевельнулся — и медленно, осторожно навстречу нам вышел олень.

-Мяк-мяк-мяк… — негромко сказал Вадим, протягивая оленю руку. На ладони его лежала щепотка соли.
Рогач оглядывал нас. Людей он и раньше видал, а с нами не встречался.
— Мяк-мяк-мяк… — приглашал Вадим, — Мяк…

олени

«Мяк-то мяк, — думал, как видно, олень, — а всё-таки я вижу вас впервые».
Снова зашевелились кусты, и за рогачом вышла оленуха. Важенка. Увидавши такое скопление народу, важенка застеснялась, спряталась за спиной рогача.
Тут выскочил оленёнок. Он не стал рассуждать, подскакал к Вадиму и лизнул ладонь.
Папаша с мамашей взволнованно зашептались. Но соль притягивала, и скоро всё семейство облизывало Вадимову ладонь.
Это было слишком. Три языка на ладони явно не умещались.

Я достал из кармана пригоршню соли и стал переманивать оленей к себе: — Мяк-мяк-мяк…
Мяк-мяк-мяк!.. — загалдели на разные голоса мои спутники. У всех была в кармане соль. Всем хотелось подсолить оленей.
Из кустов вышли ещё два оленя, но их у меня перехватили. Теперь все кормили оленей, и только я ходил с протянутой рукой.

Наконец появился и мой олень. Он был молодой, с коротенькими рогами.
Удивительный у оленя язык. Шершавый, сильный, он насквозь может проливать ладонь. Я долго кормил своего оленя сладкой солью:
Мяк-мяк-мяк…

Ягель

Так вот кого греет Чувал — оленей!
Летом на вершине горы олени спасаются от слепней и паутов, а зимой здесь легче достать из-под снега ягель — олений мох.

Копытами разрывают олени снег — копытят, ищут ягель.
По-моему, ягель — самый красивый мох.
Светлый, светло-зелёный упруго вырывается он из трещин в камнях, и каждый его кустик похож на взрыв.

ягель

Ягель ласковый, мягкий мох. По нему жалко ходить, топтать, а уж если пошёл — идёшь по пуховой подушке.
Говорят, что след человека остаётся в ягеле на долгие годы.
На склонах Чувала много оленьего моха.
А в одном месте среди ягеля мы увидели бруснику. Она казалась особенно спелой и сочной в его седоватых кустиках.
Бруснику мы съели, а ягель оставили оленям.

Морошка

Под ногами мох — мягкий мохнатый мех.
Солнечные ягоды, оранжевые и жёлтые, рассыпались по Моховой поляне. Морошка. Жёлтые — спелые, оранжевые — вот-вот созреют.

Ягода Морошки немного похожа на белую малину. Кажется — это маленькие малинки растут среди мха.
Но морошка не такая сладкая и душистая, как малина. А всё-таки Морошку на малину я не променяю. Северный, таёжный у неё вкус, и сравнить его не с чем — разве со вкусом росы.

морошка

Морошка вобрала в себя всю свежесть сырого леса, всю сладость Мохового болота — и свежести оказалось много, а сладости чуть-чуть.
Но кому сколько надо — одни пьют чай вприкуску, другие внакладку.
Когда устанешь под мешком после долгого пути, когда в горле у тебя пересохло — морошка кажется мёдом. Моховым и прохладным болотным мёдом.

Мешок и печка

Мы спускаемся с Чувала. Внизу, впереди, за угловатыми верхушками ёлок и пихт, нет-нет и блеснёт речка Вишера. А там, на берегу Вадимова избушка. Скорей бы уж добраться.

чувал


— Ты знаешь, что такое чувал? — спрашивает Вадим. — Знаю: печка.
Не только печка. Чувалом ещё называют мешок. «Странная гора, — думаю я. — И печка она, и мешок».
— Не пойму, почему — мешок. Гора на мешок никак не похожа.
— А под ногами-то у нас что? — говорит Вадим. — Под ногами у нас — золото. Золотая жила.
Так вот почему мешок! Чувал — это мешок золота. Чувал золота.

Избушка

Из потемневшей вечерней тайги Мы вышли к Вишере и увидели избушку.
Маленькая, в два окошка, она стояла на берегу в остроконечных пихтах и стояла так просто и хорошо, как будто выросла здесь сама по себе.
В тёмном окошке что-то блеснуло. — Огонь, — насторожился я. — Там кто-то есть.

-Это закат, — ответил Вадим. — Никого там нету. Но кто-то был.

чувал вишера

На крыше избушки сидел коршун. Увидев нас, он закричал плаксиво, поднялся над деревьями и пропал, сгорел, в закатном небе.
Мы скинули рюкзаки и вошли в избушку.
На столике у окна стояла банка сгущёнки. Из-под неё высовывался лист бумаги, на котором было написано химическим карандашом:


«Уже месяц идём через тайгу. У нас не осталось продуктов, кроме этой банки сгущёнки. Мы случайно вышли к избушке и жили здесь три дня. Мы нашли чай, сахар и сухари. Дорогой хозяин, спасибо тебе. Пей чай с нашей сгущёнкой. Мы никогда не забудем этой избушки».

Мои орехи

Через речку Вишеру к вечернему, дремлющему уже Чувалу летела кедровка. Она несла в клюве большую кедровую шишку.
Хочешь орешка? — спросил Вадим. Мы стояли в кустах на берегу, и кедровка не видела нас.
Когда она подлетела ближе, Вадим выскочил из кустов, хлопнул в ладоши и крикнул:

-Мои орехи!

чувал вишера кедровые орехи


Кедровка испугалась, уронила шишку. Волна реки Вишера поднесла её прямо к нашим ногам.
Среди остроголовых ёлок и пихт по берегам Вишеры стоят одинокие кедры. На их вершинах тяжело висят зрелые шишки.
Мы с Вадимом насшибали ещё орехов, вернулись к избушке. Там уже горел костёр, огненные блики плясали на стволах деревьев. У костра была уже ночь.

В горячей золе Вадим стал печь кедровые шишки, точно так, как пекут картошку.
Мы пили чай со сгущёнкой, из обугленных шишек выколупывали орехи, от которых пахло горячей смолой.

Вандыши

У самого берега Вишеры прямо из воды растут красноногие лопухи. В лопухах, как в рюмках, собирается дождевая вода.
Под лопухами, по дну реки, снуют рыбешки величиной с мизинец.
Это вандыши. Они любопытны и прожорливы. Бросишь в воду банку с хлебными крошками — вандыши мигом залезают в неё.
Вишерские ребятишки приучаются к рыбалке с ловли вандышей, а взрослые рыбаки «вандышами» ругают ребятишек.

-А ну, вандыши, давайте отсюда!

Мне вандыши нравятся. Ловкие, вёрткие, нахальные, они веселят подводный мир.

вандыши

Вася Червячек

На реке, недалеко от берега, мы увидали лодку, на которой сидел одинокий рыбак. Это был Вася Червячок. Он ловил хариуса.
Хариус — осторожная рыба. Держится в ямах, в густой коричневой глубине.
Хариусовый плавник похож на флаг, по которому рассыпаны жемчужные горошины.

-Как дела? — крикнул Вадим.

-Лапти! — ответил Васи, с уважением указывая пальцем в глубину.

«Лаптями Вася называет больших хариусов, а маленьких — «пацанами». А уж самые большие, огромные — это y Baси «поленья».
Вася ловит Хариуса на червя. Но червей в тайге нет. Они не живут в плотно слежавшейся и перегнившей хвое. Вася завёз в тайгу червей и расселил их под щепками около охотничьей избушки. За это его и зовут Червячком.

Вечерами на широких плёсах хариусы выходят на поверхность. Они пляшут на волнах, извиваясь, выскакивают из воды. Хариусы мушкарят. Ловят мушку.

Хариусы мушкарят, и мы мушкарим. Забрасываем снасть с искусственной мушкой. Хариус крепко хватает, дёргает леску, выпрыгивает из воды и потом долго ещё трепещет в камнях на берегу и как-то особенно хмыкает.

Яшка

В старых пихтах рядом с избушкой живёт коршун Яшка. Всякий раз, как мы кончаем обедать, Яшка подлетает к костру поглядеть: не осталось ли головки от хариуса.
Для Яшки я ловлю вандышей. Наловлю целую банку и высыпаю в траву. Яшка слетает с верхушки пихты, радостно, пронзительно кричит.

Однажды я остался один в избушке. Сидел на поваленной берёзе и рисовал. Рядом стояло ведро с очищенным для ухи хариусом. Яшка вдруг слетел с дерева, уселся на край ведра и стал клевать хариуса.
Я рявкнул — Яшка изумлённо вытаращил жёлтые глаза и на всякий случай отлетел в сторону. Но через минуту вернулся и снова уселся на край ведра. Тогда я надел перчатки, подкрался к ведру и схватил коршуна. Он возмущённо закричал, а я нахлопал его по тому месту, где хвост.

коршун

Весь день Яшка плакал и жаловался на верхушке пихты. На хариуса он просто глядеть не мог. И на меня тоже.
Как-то утром на вершину Чувала лёг снег, и мы поняли, что надо собираться домой. Растопырив сизые и коричневые перья, коршун Яшка сидел на пихте и глядел, как мы уходим в тайгу. Он думал, что мы поохотимся, половим рыбы и вернёмся. Но мы не вернулись. Приближалась зима.

Вишера

Какое хорошее слово — Вишера. Плавное, шершавое. Хочется сказать его, потрогать губами. Как в речке на перекате, шуршат в нём шероховатые камешки.
Всё дно Вишеры и берега её в этих камешках. Они похожи на кремневые ножи или наконечники для стрел и копий.

вишера

Вишера извивается по тайге, глухо бурлит на порогах, бьёт бурунами под скалу с колокольным звоном и вдруг разливается на широких плёсах.
Узоры её русла напоминают буквы.
Я летел над Вишерой в самолёте и вдруг увидел речную излучину, похожую на букву «Л».
А сразу за нею — «О».
Я волновался, толкал соседей — какое же слово получится?
Получилось слово «лось».

В завершение рассказа

Сегодня я опубликовал рассказ «Избушка на Вишере» Ю.Коваля. К сожалению я еще не бывал на реке Вишера, на горе Чувал, не видел как растет морошка, шикша и ягель.

книга чувал вишера

Но все это видел и описал автор этой фотокниги. Я ее сфотографировал в самом низком качестве, и при помощи https://www.google.com/intl/ru/drive преобразовал графические файлы в текстовые. Конечно мне еще пришлось долго редактировать текст, но этот эксперимент я считаю успешным. Это значит, что со временем появятся новые подобные обзоры в категории TRIP. Кроме этого скоро появится еще одно нововведение на сайте https://www.cryptocoinexpert.info. Но об этом я расскажу в следующих публикациях.

About the author

m1m2

Leave a Comment